ФЭНДОМ


Ягатай-хан

Ягатай-ханпримарх из сеттинга Warhammer 40000. Попал на мир Mundus Planus в имперской традиции именования или Хогорис (Chogoris) на языке местных жителей — планету, находящуюся на технологической стадии раннего пороха. Был выращен племенем кочевников, вождём которых и стал. До появления Императора смог объединить кочевые племена и создать величайшее государство на своей планете. Добровольно присоединился к Императору.

Во время начала Ереси Хоруса Белые Шрамы находились на краю галактики, завоёвывая очередную систему, и последними узнали о начале гражданской войны. О её начале возвестили сообщения от Хоруса, в которых говорилось об уничтожении Космическими Волками родного мира Тысячи Сынов Просперо и убийстве Магнуса, и Хорус потребовал, чтобы Белые Шрамы атаковали предателей Космических Волков. После этого пришёл приказ Терры с требованием скорейшего возвращения, в котором также указывалось, что невыполнение приказа или помощь магистру войны будет расцениваться как предательство Императора. Никто не знал, чью сторону займет Боевой Ястреб (прозвище, данное Хану за стремительность примарха и его легиона), но были опасения, что он примкнёт к Хорусу, так как магистр войны пользовался уважением Ягатая и был его ближайшим другом среди примархов. Не зная, кому верить, Хан решил отправиться на Просперо за правдой. Прибыв, Белые Шрамы увидели, что родной мир Тысячи Сынов опустошён. Высадившись, Хан нашёл призрак своего брата Магнуса, который рассказал, что это действительно сделали Космические Волки, однако предателем был Хорус, который натравил на него Русса и объявил войну Императору. Примарх Тысячи Сынов открыл Хану свои видения о том, что произошло и может произойти. Прощаясь, Магнус сказал Ягатаю, что жив и находится очень далеко, и что ещё не принял решения, чью сторону занять после всего случившегося. Расстались примархи, не зная, будут ли друзьями или врагими при следующей встрече, если она состоится. Внезапно возле Просперо появилось несколько кораблей Гвардии Смерти. Не атакуя флот Белых Шрамов, они остановились в ожидании. Мортарион прибыл на Просперо узнать, чью сторону занял его брат или попытаться повлиять на его выбор. Примархи встретились на руинах храмов столицы Просперо. Мортарион рассказал Хану о праведности их борьбы с лицемерным Императором, который погряз в варпе (Мортарион ненавидел варп и всех, кто использовал его силу) и о возможности возвышения братьев после победы над ним, о том, что легион Ягатая уже сделал свой выбор. Белые Шрамы действительно разделились, пока шёл разговор примархов. На кораблях легиона Хана шла битва между сторонниками Хоруса и лояльными ему космодесантниками, которые ждали, чью сторону займет их примарх, и стремились не позволить сделать этот выбор за него (большей частью Хоруса поддержал терранский состав легиона, которые и передали свои координаты предателям, но ожидаемый ими Хорус не явился). Мортарион не смог убедить Хана в верности выбранного предателями-примархами пути. Ягатай отдал должное брату в том, что он всегда был искренен и не скрывал своих желаний. Благодаря Магнусу, он уже увидел, кем они стали, и знал, что когда-нибудь Мортарион пожалеет об этом, ведь его уже тогда переполняла энергия варпа, который он так ненавидел. Увидел он и то, что Хорус обманул его, поддерживая колдунов и Лоргара, который открывал предателям всё новые тайны. Мортарион боялся быть затянутым в эту скверну и таким образом остаться в изоляции. По этой причине у него не осталось друзей. Прибыв сюда, он надеялся переманить Хана на свою сторону, думая, что тот поддержит его против колдунов. Хан видел, что изменения грядут для Гвардии Смерти и Мортариона, отведавшего горькие плоды предательства. Ягатай сказал ему об этом и попросил брата не втягивать его в свои неудачи. С досадой Мортарион понял, что ему не удалось убедить Ягатая, и атаковал. Схватка была равной, так как примархи противопоставляли свои сильные стороны друг другу (скорость Хана наткнулась на стойкость Мортариона). Поединок не выявил победителя. Мортарион решил отступить, когда узнал, что его корабли атакованы Белыми Шрамами (сторонники примарха стали одерживать верх). Корабли Мортариона ускользнули от погони благодаря варп-прыжку.

Вернувшись к своему флоту, Хан остановил смуту в легионе. Когда власть примарха была восстановлена, он объявил, что пощадит поддержавших Хоруса сынов, зная, что они руководствовались воспоминаниями о его благородном брате. Ягатай понимал их, так как и сам любил прежнего Хоруса. В качестве наказания он обязал их теперь всегда идти в авангарде в битвах с предателями, чтобы они увидели, кем стали сторонники Хоруса. После этого пятый примарх объявил, что когда пробьёт час, Белые Шрамы будут на Терре стоять за Императора.

Во время осады тронного мира предателями Ягатай принял участие в обороне. Опоздав к началу осады, он смог прорваться через кольцо окружения к силам лоялистов на Терру. Относительно его участия в политической жизни Империума после Ереси мало что известно.

После того, как родная планета его легиона стала подвергаться атакам тёмных эльдар, возглавил операцию против них. Согласно самой распространённой версии, прыгнул в портал в Паутину, преследуя предводителя побеждённых эльдар. Белые шрамы верят, что он вернётся в самый тяжёлый для ордена день.

Легион Ягатая, Белые шрамы, отличается почтением к воинской традиции кочевников (в частности, любовью к скорости и мобильным тактикам). Ввиду своей особенности, заключённой в стремительной атаке на неприятеля, космодесантники Белых Шрамов отказались от дредноутов. Они предпочитают смерть помещению в саркофаг. Белые шрамы также были одним из самых малочисленным из легионов, в их рядах состояло всего около 8 тысяч астартес.

Корабль примарха и флагман легиона — «Буря мечей».

Статус мира примарха в 40000 тысячелетии — сохранился.