ФЭНДОМ


Хорус

Хорус (Horus), в некоторых переводах Горпримарх из сеттинга Warhammer 40000, один из главных сеттингообразующих NPC.

Большая часть древней истории утеряна во времени. Почти все упоминания и книги о восставших Легионах (а в особенности, об Архи-Предателе Хорусе) были изъяты и уничтожены, чтобы стереть из памяти людей любое упоминание о Ереси Хоруса и о том вредоносном влиянии, которое она оказала на население Империума. Сейчас только нескольким людям, обладающим огромнейшей властью, известна часть правды. И уже не осталось в живых тех, кто знает правду полностью. Известно только, что он был первым и самым молодым Примархом (на момент его нахождения Императором Хорус был подростком по человеческим меркам), которого обнаружил Император, так как оказался на планете Хтония (Cthonia), которая располагалась неподалёку от Терры. Поэтому, многие годы, Хорус был для Императора единственным сыном, и они сильно сроднились. Император проводил со своим протеже большую часть времени, обучая и вдохновляя его. Наконец, Хорус стал командиром Легиона Лунных Волков — на основе его генокода были созданы десять тысяч Космических Десантников. Возглавив этих воинов, Хорус присоединился к Императору, начав первую тридцатилетку Великого Крестового Похода. Вместе они начали восстановление молодого Империума.

Хорус и Император постоянно сражались вместе. Любопытный инцидент произошёл в укреплённом городе Рейллисе. Человеческая колония ответила отказом на великодушное предложение Императора присоединиться к Империуму. С помощью секретных туннелей, частям оборонительной армии удалось обойти с тыла осадившую город Имперскую армию, и неожиданно для Имперцев, на командный пункт навалилась волна штурмовых войск. Император и Хорус, не готовые к такому обороту дел (они даже не успели надеть доспехи), оказались нос к носу с врагами. Долгое время они отбивали атаки, но, в конце концов, взрыв плазмы заставил Хоруса без сознания свалиться на пол. Император стоял над его телом, продолжая отбиваться до тех пор, пока не пришло подкрепление, отбросившее нападавших. Хорусу удалось вернуть долг на наводненной Орками планете Горро, когда он отрубил лапу огромному, свирепому Зеленокожему варлорду, прежде чем тот успел вышибить дух из Императора.

Затем пришло время, когда Императору удалось определить местонахождение второго Примарха, и он немедленно отправился в близлежащую систему, оставив Хоруса командовать всеми войсками Великого Крестового Похода. До тех пор, пока этого не происходило, Хорус был уверен, что он останется для Императора самым любимым, первым сыном.

По мере того, как Император находил всё больше Примархов, время его делилось между новыми Примархами, а Хорусу, который теперь в основном занимался командованием войсками, уделялось всё меньше и меньше времени. Хорус занял достойный его умений пост, где он снова и снова не уставал доказывать свои стратегические, тактические и боевые умения, получая от Императора похвалы за победы и завоевания. Остальные Примархи Легионов Космического Десанта восхищались им и боготворили его. Кроме того, что Хорус был прекрасным воином и стратегом, он обладал ещё и острым и проницательным умом. Хорус обладал огромной харизмой, умел убеждать людей и прекрасно разбирался в психологии собеседника. Он мог буквально видеть человека насквозь, умело используя его сильные и слабые стороны. Эти умения превратили его в блестящего, всеми любимого лидера, умеющего, как воевать, так и мирно решать возможные конфликты. В то время как на некоторых мирах он действовал грубой силой, на других достаточно было всего одного часа аудиенции с высшим руководством планеты, чтобы те с радостью присоединились к Империуму. Если нужно было, Хорус выказывал уважение местным законам и традициям, с тем, чтобы склонить население к сотрудничеству и изменить враждебное отношение на терпимое. Его образ действий во время установления контактов с планетами, в частности по вопросу установления пошлин, вскоре трансформировался в основы Имперской политики.


Кроме того, Хорус неплохо умел направлять и действия самих Примархов и подвластных им Легионов. Многие Легионы были мастерами некой определённой стратегии, и Хорус прилагал все усилия, чтобы их умения на поле боя были использованы в нужное время и в нужных условиях.


Если для покорения планеты был необходим неожиданный молниеносный удар, он посылал Белых Шрамов или Повелителей Ночи. Если кампания затягивалась, он использовал подразделения Гвардии Смерти и Саламандр. Когда кампанию нужно было завершить быстро или требовалось выполнение какой-то специфической определённой цели, в бой шёл Легион Альфа, а если единственным требованием была простая ярость, привлекались все остальные Легионы. Хорус управлял Легионами Космического Десанта с такой же аккуратностью и точностью, как управляет взводами своей армии младший командир, располагая войска там, где они были наиболее нужны в соответствии с их специализацией. Бывали также случаи, когда Хорус посылал Пожирателям Миров сообщения, что Кровавые Ангелы превосходили их по свирепости, и наоборот, только лишь для того, чтобы оба Легиона старались изо всех сил, стремясь превзойти друг друга. Впрочем, это разжигало и ненависть. Подобную же ненависть, первый Примарх разжёг и между Космическими Волками и Тёмными Ангелами. Эти два Легиона были последовательно выведены на поле боя, в результате чего второй «запоздал» с выходом, после чего Хорус подтолкнул их от обиды к всеобщей вражде, целью которой, как и в предыдущем случае, было совершенствование боевых навыков обоих Легионов.


Его собственный Легион, будучи личной гвардией величайшего из Примархов, получал все наивысшие почести, поэтому они отточили в себе воинское мастерство таким образом, чтобы сравняться в умениях со своим Примархом. Под командованием лучшего из Примархов, Лунные Волки всегда выступали на передовой любого сражения, в гуще боя. Без страха и без отдыха сражались они, расширяя границы Империума, пробиваясь всё дальше в глубины галактики и захватив (и освободив) огромное количество планет, превзойдя все остальные Легионы. В системах Аартуо, Кескатин и Андров, Лунные Волки так быстро покоряли планету за планетой, что местные военнообязанные даже не успевали прийти в военные комитеты по случаю вторжения. Ультрамаринам и Железным Воинам, которые сражались рядом с Легионом Лунных Волков, оставалось только проводить окончательную зачистку особенно опасных районов непокорных планет и устанавливать гарнизоны на захваченных мирах. Офицеры Лунных Волков категорически отказывались выполнить хотя бы одну подобную миссию, убеждая офицеров дружественных Легионов, что их люди очень нужны на линии фронта продолжающегося крестового похода. На некоторых из захваченных миров, после того, как их покинули подразделения Лунных Волков, вспыхнули восстания, и Примарх Ультрамаринов Робаут Жиллиман не раз имел из-за этого столкновения с Хорусом. В то время, Хорус успокоил Жиллимана, объяснив ему, что в подобной работе, он, Хорус, разбирается гораздо хуже умелого Робаута. Впрочем, в своей всемирно известной работе (законченной много позже) — Кодекс Астартес — Жиллиман показал себя прекрасным тактиком, что, мягко говоря, не соответствовало его образу в глазах Хоруса, как некоего супер-командира, подавляющего восстания.

Всё изменилось, когда Хорус был назначен главнокомандующим. Император, сделав этот выбор, изменил не только судьбу Империума, но и всей галактики.

После кампании на Улланоре, Император был вынужден вернутся на Терру для завершения работы над своим главным проектом. Так как работы над ним требовали всех его сил Император не мог продолжать возглавлять Великий Крестовый Поход. Он выбрал командующего, который во время его отсутствия должен был завершить объединение человечества и привести оставшиеся миры в лоно Империума. Император выбрал того кому больше всех доверял, того на кого больше всего надеялся — Хоруса. Это решение неоднозначно было принято остальными примархами (Примархи Сангвиний, Рогал Дорн, Пертурабо, Мортарион, Фулгрим, Конрад Кёрз, Лоргар Аврелиан, Альфарий Омегон поддержали Хоруса. Примархи Ангрон, Лион Эль’Джонсон, Робаут Жиллиман, Корвус Коракс, Вулкан, Феррус Манус высказались против. Леман Русс, Магнус Красный и Джагатай Хан решили не обсуждать волю Императора сочтя её правильной).

Хорус, как и другие примархи, не знал почему Император оставил их, назначив его Воителем, доверив ему окончание Великого Похода. Тем не менее, Хорус принял эту ответственность, веря в своего отца и доверяя ему. Умело руководя, армиями Империума и легионами космодесанта он вел человечество в новую эру. Казалось, ничто не могло помешать конечному триумфу. Но семена сомнения уже были посеяны, а смертельный удар мечте Императора был уготован с самой неожиданной стороны.

Несмотря на то, что примархи были сверхъестественными созданиями в глубине сердца они имели частицу человечности, которая могла содержать не только положительные, но и отрицательные качества. Простые люди Империума думали, что такие великие существа как примархи, полубоги, не могли быть подвержены — тщеславию, гордыни, зависти, гневу или меланхолии, они считали, что дети Императора не могли быть подвержены этим низким чувствам, но вспыхнувшая Ересь показала как они заблуждались. Хорус был благородным примархом, но и в его сердце существовала тёмная сторона, которая подобно дикому зверю таилась и выжидала момент, когда выйти из тени.

Продолжая завоевывать миры для Империума Хорус всё больше задавался вопросом почему с ними нет Императора. В приватных беседах с ближайшим окружением Хорус говорил, что скучает по отцу, по тем временам, когда они сражались вместе, о тяжелой ноше, которую Император взвалил на его плечи. Каждый день ему приходилось разбирать множество отчетов, рассылать распоряжения огромной армии Империума по всей галактике, следить за тысячами планет которые предстояло присоединить к Империуму, помимо военных дел Хорусу приходилось заниматься и административными делами, которые в больших количествах присылали ему с Терры. Складывалось впечатление, что он глава Империума, а не Император, который уединился в своем дворце и никого не принимал к себе. Но Хорус продолжал исполнять вверенные ему обязанности доверяя Императору. В легион Воителя прибыл Эреб (капеллан Несущих Слово которые тайно уже перешли к почитанию хаоса) для налаживания связей между легионами, а на деле же к склонению легиона Хоруса к хаосу. Постепенно Эреб возвысился до личного советника Хоруса. Эреб понял, что несмотря на его старания Хорус продолжал доверять Императору и просто склонить его к предательству не удастся, для этого нужно было что-то действительно эффектное. Обсудив план действий с силами хаоса Эреб приступил к воплощению своего замысла, который должен был отвернуть Хоруса от отца.

Для воплощения своего замысла, который должен был привести к великому предательству, Эреб использовал верность Хоруса. Все знали как ответственно Хорус относился к своим задачам на посту главнокомандующего в стремлении включить в Империум всё больше миров. Полнейшей неожиданностью для него стало восстание мира уже находившегося под властью Империума. На одном из собраний легиона Эреб сообщил новость о восставшем в тылу Сынов Хоруса — это был спутник мира Давин, где укрепились мятежники. Эта новость произвела большое впечатление на легион и на Хоруса в частности. Редко когда можно было увидеть Воителя вышедшим из себя, но до того дня таким гневным его не видел ещё никто. Гнев Хоруса подпитывал ещё и тот факт, что командующим восставших был его друг для которого, как он считал, верность и честь были превыше всего. Впервые в истории Великого Крестового Похода против власти Империума восстала его армия, Хорус счел это как личное оскорбление. Легион космодесанта был вынужден повернуть обратно для подавления мятежа, чего никогда раньше не случалось. Сражаться против чужих и заблудших было одним делом, но против восставших товарищей предавших Империум, как думали Сыны Хоруса, было чем-то неправильным, чем-то, что разрушало идеалы Великого Похода. Таким образом Хорус отправился в приготовленную для него ловушку.

Прибыв на место легион обнаружил не тот цветущий мир, который покинул когда-то. Планета была покрыта болотами и гниющей растительностью, а всё живое на ней казалось, что вымерло. Перед высадкой на планету Хорус дал клятву, что скорее умрет, чем даст уцелеть хоть одному предателю. Никто не знал, чем для Империума обернется эта очередная операция, которых до этого легион Хоруса провел сотни, а она изменила его судьбу. На поверхности Сыны Хоруса столкнулись с ходячими мертвецами одетыми в форму их товарищей из Имперской Гвардии оставленных в гарнизоне планеты. Хорус как обычно сражался в первых рядах плечом к плечу со своими воинами демонстрируя чудеса храбрости и мастерства боя. Умело развивая наступление Хорус вышел на штаб мятежников. Оставив часть сил снаружи, Хорус с небольшим отрядом вошел в искаженный некими силами корабль служивший ставкой восставшим. Внутри разгорелся бой в ходе которого отряд Хоруса были разделен, а он сам оставшись в одиночестве отправился в командный центр корабля, где должен был находится лидер восставших. Найденный им командир восставших претерпел те же изменения, что и его подчиненные. Лишь отдаленно напоминая человека он походил на раздувшийся гнойный пузырь источавший смрад разложения. Когда-то Хорус знал того кто стоял перед ним и в те времена они бы поприветствовали друг друга, но сейчас в сердце Хоруса была лишь ненависть и желание отомстить за предательство. Начался поединок. На удивление Хоруса со стороны казавшаяся неповоротливой туша двигалась очень ловко и умело орудовала странного вида клинком. Упорный поединок закончился победой Хоруса. Собираясь добить бывшего друга Хорус вдруг обнаружил, что к нему начал понемногу возвращаться человеческий облик и вместе с тем раскаяние за содеянное. Видя страдания своего товарища ненависть покинула Хоруса, но нанесенные раны были смертельными. В предсмертных словах умирающий предостерег Хоруса, что бы он не верил потусторонним силам и их лживым обещаниям, сказав, что лишь он может остановить надвигающийся ужас на галактику. Простившись с другом, Хорус отправился к ждавшим его снаружи корабля воинам размышляя над данным ему предостережением. Выйдя из корабля Хорус почувствовал сильную слабость. Уже направляясь к десантному кораблю, неожиданно для всех, со словами о том, что он должен чему-то помешать, Хорус рухнул на выделявшую гной землю. Окружавшие его космодесантники какое-то время изумленно стояли над телом своего примарха лежавшего на земле не веря в то, что Воитель мог умереть. Видя, что Хорус не приходит в себя космодесантники бросились на помощь примарху, но не все кто-то пав на колени стал рыдать, другие продолжали стоять в изумлении не понимая, как это могло произойти. Разглядев тело Хоруса, подоспевшие апотекарии обнаружили порез на плече примарха оставленный инопланетным клинком лидера восстания (этот меч тайно вручил командиру восставших Эреб до прибытия легиона на планету, позже выяснилось, что клинок был проклят Нурглом богом разложения и содержал его яд). Воитель пал.

Вести о произошедших событиях на планете быстро разошлись по флоту легиона. Одни говорили, что Хорус убит, другие что он смертельно ранен, возникла паника. Доставившим тело примарха космодесантникам пришлось пробиваться через толпу к апотекарию легиона (были затоптаны несколько десятков человек эта трагедия омрачила героический образ Астартес у простых людей, хотя некоторые космодесантники раскаивались за содеянное). Апотекарии не могли ничего противопоставить неизвестному яду проникшему в организм примарха. Они признали, что поддерживать его стабильное состояние вечно у них не получится, поэтому им оставалось надеяться на чудо. Когда Хорус пришел в себя он приказал привести своего личного летописца (видимо Хорус понимал, что у него осталось немного времени и настало время откровений). В беседе с летописцем Хорус рассказал о ревности своих братьев к нему, о том как бесился Ангрон узнав, что Император назначил Хоруса на пост главнокомандующего, признал, что и сейчас с трудом удерживает его в рамках, о том, что больше всех желал оказаться на его месте Жиллиман, лишь несколько его братьев были настолько великодушны, что искренне склонили головы и приняли его назначение — Лоргар, Мортарион, Сангвиний, Дорн их Хорус считал своими настоящими братьями. Хорус говорил, что Воителем, мог бы стать Сангвиний так как лишь он обладает достаточными силами и интеллектом, чтобы добиться победы и мудростью, чтобы использовать её плоды. Как считал Хорус, лишь Сангвиний, при своем внешнем несходстве с их отцом, унаследовал все его таланты. В каждом из примархов есть что-то от Императора, но лишь в Сангвинии всё было в гармонии. Хорус говорил, что после окончательной победы он больше не нужен будет Императору, который всё своё время теперь уделял функционерам и администраторам, а время героев подходило к концу. На вопрос летописца, какую черту унаследовал Хорус от Императора, Хорус назвал амбициозность и жажду власти. Слова Хоруса свидетельствовали о взаимном недоверии между братьями о том, что представления обычных людей о Великом Крестовом Походе, как о сплоченных усилиях братьев стремящихся объединить галактику было всего лишь мифом. Хорус умирал, положение казалось безнадёжным, когда Эреб вдруг заявил, что они могут его спасти.

Эреб поведал Сынам Хоруса о секте на Давине и что тамошние жрецы смогут исцелить их командира. Предложение Эреба шло вразрез с одной из основных догм Великого Крестового Похода призванного уничтожить религиозное невежество. Не все были согласны предоставить судьбу их примарха таинственным жрецам, даже если те смогли бы помочь ему, утверждая, что сам Хорус был бы против и были убеждены, что лишь Император, знающий, как никто другой, физиологию примархов может ему помочь, но Император был далеко. Многие космодесантники злились на Императора за то, что даже тогда, когда его любимый сын умирал Император предпочитал и дальше оставаться на Терре. В конце концов отчаянье взяло верх и было решено отнести Хоруса в храм на Давине. Флот легиона был в трауре. На пути космодесантников несших примарха простые люди устилали цветы, не было тех кто бы радовался смерти Хоруса, ведь он был великим защитником человечества, гуманным лидером и любимым сыном Императора, каждый человек воспринимал это как личную потерю. Хорус, которого они знали, умер.

Оставив тело Хоруса космодесантники покинули храм и закрыли двери входа в него. Им было сказано, что двери храма открываются только изнутри и если примарх будет исцелен, лишь он сам сможет их открыть. Отныне всё зависело от Хоруса, тем кто остался у входа оставалось лишь надеяться на чудо. Храм в котором оставили Хоруса был посвящен тёмным силам хаоса, об этой тайне никто не знал, кроме Эреба. Начиналась финальная стадия плана Эреба результат которого поверг в вечный ужас галактику.

Тёмные силы привели Хоруса в себя и наслали ему видения будущего в котором Империум представлялся как тоталитарное религиозное государство в котором Император почитался как божество. Хорус не мог этому поверить, ведь зачем тогда Император затеял Великий Крестовый Поход, одной из основных идей которого было уничтожение религиозного невежества в галактике, Хорус вспомнил Лоргара, которому за яростное религиозное рвение Император лично высказал неодобрение. Хаос ответил Хорусу, что Император намеренно стремился уничтожить любые религиозные течения чтобы после этого объявить себя богом. Хорус видел многочисленные храмы и статуи воздвигнутые в честь Бога-Императора и воинов стоящих рядом с ним. Хорус не мог их не знать, ведь это были его братья. Он узнал Русса, Дорна, Хана, Вулкана, Коракса, Жиллимана, Ферруса, Лиона и конечно, его он узнал раньше всех, Сангвиния, который стоял ближе всех к Императору. Хорус долго пытался найти статую, которая запечатлела бы его подвиги, но так и не смог. Памятники многих других своих братьев он также не нашел. Почему его пожертвовавшим больше всех ради успеха похода Императора нигде нет? Он раньше всех присоединился к Императору, считался его лучшим примархом, спас ему жизнь, но никто не удостоил его даже малейшим вниманием. Его забыли. Хорус чувствовал печаль, боль и гнев в душе. Долгое время он кричал в пустоту вопрос почему отец его отринул, но ответа не последовало. Иногда Хорусу казалось, что он слышит вдалеке тоскливый вой волчьей стаи, но когда он пытался последовать на зов его внимание переключалось на что-то другое. В следующем видении Хорусу показали тайны создания примархов, в ходе которого Император заключил сделку с богами хаоса ради успеха своих исследований, но своими действиями в дальнейшем Император стал ставить под угрозу их власть. Боги решили ему отомстить нанеся удар по примархам вырвав их из власти Императора, разметав по галактике. Но больше всего удивило Хоруса, то что Император не вмешался и позволил силам варпа выкрасть примархов. Хорус возненавидел его за это. Ради обещанного могущества он предал своих сыновей. В мрачном будущем человечество будет ослаблено и не сможет противится диктату Императора, его отец превратился в божественный труп, который не чувствует боль своих подданных и не заботится об их судьбе. Хорус решил, что не допустит такого будущего. Услышав вновь вой Хорус потребовал чтобы следивший за ним показался, кем бы он не был. И вой стал раздаваться всё ближе и ближе. Вокруг него закружились тени принимая форму волка с рыжей шерстью. Волк стал принимать человеческую форму, пока Хорус не узнал в нем одного из своих братьев. Магнус — он оказался в его видении. Магнус пытался убедить брата, что все это видение лишь ложь скрывающая злые намерения тёмных сил. Он сказал ему, что он видел лишь один из возможных вариантов будущего. В ответ на это Хорус заявил, что знает это, но не позволит Магнусу собой манипулировать, так как он Воитель и сам строит свою судьбу. Магнус вновь предостерег его от предательства, говоря, что всё за, что они сражались обратится в прах, что он должен верить Императору. Но Хорус сказал, что сделал выбор.

Космодесантники стоявшие у ворот уже потеряли надежду вновь увидеть своего примарха, как вдруг двери храма стали открываться. Хорус стоял у входа во всем своем великолепии и величии, как будто его жизнь и не была в опасности. Все почувствовали великую радость вновь увидев своего вождя. Хорус заявил, что здоров и готов к новым великим свершениям.

Эреб выполнил задачу данную ему Лоргаром и направил Хоруса на путь хаоса. В обновленном Империуме, каким его видел Хорус, вся власть должна быть сосредоточена в руках примархов, так как лишь они кровью добыли право ей править, Император потерял его заперевшись в своем дворце и не обращая внимания на то, что происходит в его Империи, передал управление в руки гражданских у которых хватало наглости отдавать распоряжения самим примархам. Хорус понимал, что в одиночку у него нет шансов в войне с Императором ему нужны союзники. Эреб заверил Хоруса, что Лоргар дал клятву поддержать его в грядущей войне. Капелланы Несущих Слово были разосланы по флотам других легионов и обращали космодесантников к хаосу в том числе проповеди велись и в легионе Воителя большая часть которого уже была готова открыто восстать против Императора. Были и те кто сохранил верность Императору, но их было подавляющее меньшинство. Используя своё положение главнокомандующего Хорус разослал верные Императору легионы по разным уголкам галактики как можно дальше от Терры, а готовые восстать разместил ближе к себе. Первыми, не считая Лоргара, присягнули Хорусу Мортарион, Ангрон и Фулгрим со своими легионами. Но не все космодесантники были готовы пойти за своими примархами, поэтому возникла необходимость избавить легионы от ненадежных элементов. Созвав братьяв, Хорус поделился с ними планом предстоящей чистки своих рядов. Примархи составили списки тех, кто по их мнению не разделил бы с ними новых целей (так как примархи основывались лишь на собственных убеждениях в списки попали и возможные враги Императора, показателен пример Люция из Детей Императора, которому Фулгрим, по видимому не особо доверял, но таких ошибок было очень мало). Хорус выбрал место, где должно было свершиться предательство и восстание против Императора. В системе Истван начнутся события, которые в последствии получили название Ересь Хоруса.

Прибыв в систему объединенный флот из нескольких легионов стал готовится к операции по подавлению мятежа на планете Истван III. Тренировавшиеся со своими братьями воины не подозревали, что скоро их друзья станут злейшими врагами, а братья станут непримиримыми противниками. Начало операции всеми было встречено с воодушевлением, ведь редко случалось такое чтобы сразу несколько легионов сражались вместе и для многих это было возможностью встретить старых товарищей. Подготовившись тысячи Астартес Императора первой волны были десантированы на Истван III для уничтожения его врагов. В этом бою было суждено погибнуть не только мятежникам Иствана, но и всем тем кто остался верен долгу, чести и человечности. Выполнив свою часть плана космодесантники стали ожидать высадки второй волны для решающего наступления на восставших, но пришло не обещанное подкрепление, а смерть. Хорус уже отдал приказ о подготовке к бомбардировке планеты вирусными бомбами, самым страшным оружием Империума, которое использовалось лишь с самыми свирепыми врагами и с разрешения Императора. Вирус не щадил никого растворяя всю органику, космодесантники умирали в страшных мучениях, модифицированный организм которых лишь продлевал их страдания. Но видимо судьбой было уготовано, чтобы предатели не ушли безнаказанно. Многие верные космодесантники погибли, но некоторым удалось спастись, благодаря предупреждению прибывшего на планету, не задолго до бомбардировки, капитана Детей Императора Тарвица, который рассказал об ужасном плане примархов. Возглавляемые Тарвицем космодесантники стали готовится к высадке предателей намереваясь с полна ответить им за содеянное. Планы Хоруса по быстрому устранению лоялистов не осуществились и быстрая операция превратилась в многодневную битву на поверхности мёртвой планеты с уцелевшими после бомбардировки Астартес. В Хаосе битвы одному кораблю Гвардии Смерти с горсткой, сохранивших верность Императору, космодесантников удалось вырваться и предупредить Империум о предательстве. Несмотря на героическое сопротивление немногих оставшихся Астартес предателям поражение было вопросом времени, так как силы были не равны. Павшие в той битве Астартес стали первыми героями войны, которой суждено будет идти тысячелетиями. Очистив свои ряды Хорус занялся подготовкой к прибытию карательных сил Императора. Перебравшись на Истван V, Хорус стал возводить укрепления, готовясь встретить войска отца.

Вырвавшиеся с Иствана на корабле «Эйзенштейн» верные Императору космодесантники Гвардии Смерти под командованием капитана Натаниэля Гарро смогли известить Империум о предательстве Воителя. Была организованна экспедиция из нескольких легионов, расположенных ближе всего к системе, для подавления мятежа. Хорус, укрепившись с верными ему легионами на Истване V был готов ко встрече с верными Императору братьями и уже разработал план сражения, который должен был не просто вывести их из войны, а полностью уничтожить. Первыми к планете прибыли легионы Саламандр, Гвардии Ворона и элита Железных Рук (Феррус Манус взял с собой лишь ветеранов легиона чтобы как можно быстрее добраться в систему, остальной легион не мог успеть к началу сражения вовремя) прибытие остальных легионов затягивалось. На совещании примархи Коракс, Феррус Манус и Вулкан решили не дожидаясь остальных братьев первыми нанести удар по предателям (больше всех высказывался за атаку примарх Железных Рук, которому не терпелось побыстрее встретиться с Фулгримом и отомстить предателю за недавний удар в спину). Предстоящей битве было суждено войти в историю этих легионов, которую они запомнят на тысячелетия. Обсуждая план сражения верные примархи решили, что на острие будут идти терминаторы Железных Рук возглавляемые Феррусом, левый фланг взял Вулкан, правый Коракс, остальные легионы, которые должны были прибыть позднее рассматривались как силы подкрепления.

После орбитальной бомбардировки редутов предателей, верные космодесантники начали высадку на планету. Железные Руки первыми высадившиеся на планете устремились в центр вражеской армии, где им противостояли Дети Императора, когда-то самые близкие из их братьев теперь ставшие ненавистными врагами предавшими их общее дело за которое было отдано так много жизней и сил. Кораксу справа противостояла стойкая Гвардия Смерти Мортариона, а Вулкану шедшему словно огненный вихрь на левом фланге мясники Ангрона. Хорус остался в командном центре руководить ходом сражения и направлял свой легион туда, где успехи лоялистов были наиболее ощутимыми. Феррус вклинившийся в центр рядов предателей никак не мог найти своего брата за которым прибыл в этот огненный ад. Трус Фулгрим не желал показываться ему, что ещё больше выводило Ферруса, воины его брата умирали с воплями наслаждения в железных руках примарха, ему стало казаться, что они бежали к нему специально чтобы принять болезненную смерть от которой эти выродки, похоже, получали наслаждение. Видевший этих воинов во времена ещё его дружбы с Фулгримом Феррус не узнавал их. Мутации поразившие Детей Императора были чудовищны, остальные, хоть и были предателями, хотя бы были похожи на Астартес эти же превратились в безумных тварей лишь отдаленно напоминая о своей принадлежности к человеческому роду, но это не мешало им драться столь же умело как и прежде. На правом фланге Коракс продвигался преодолевая сопротивление Гвардии Смерти внезапно возникая из небес Иствана и разрывая на части предателей. Выжженная земля слева отмечала лучше всяческих карт успехи Саламандр сражавшихся с яростными берсерками Ангрона. Но все же несмотря на ярость лоялистов наступление проходило все медленней и всё больше походило не на сражение, а мясорубку в которой битва шла до последнего космодесантника. Большие трудности лоялистам причинял и титан Сынов Хоруса класса Император «День Гнева», когда-то подаренный Хорусу отцом, теперь убивавший его последователей. После нескольких часов битвы, когда боеприпасы Астартес уже заканчивались в небе Иствана появились корабли второй волны лоялистов. Прибытие подкреплений было встречено яростными криками верных космодесантников, и отступлением предателей. Коракс и Вулкан понимая, что войска вымотаны тяжёлым сражением, а боеприпасы заканчивались сообщили Феррусу, о необходимости отступления для перегруппировки и пополнения припасов, но тот был решительно против заявляя, что предатели дрогнули и сейчас самый подходящий шанс для их разгрома. После недолгого спора Феррус отключил связь, посмотрев в глаза оставшихся у него воинов он увидел в них решимость и готовность своих сыновей идти за ним до конца и продолжил атаку без братьев. В тылу лоялистов прибывшие Несущие Слово, Повелители Ночи, Альфа Легион и Железные Воины закончили высадку и готовились доказать свою верность Хорусу.

Среди всех примархов Хорус был известен как одаренный полководец, замечательный воин и искусный дипломат, разбирающийся в собеседнике. На каждую битву Хорус разрабатывал планы разгрома противника, которые отличались высочайшей эффективностью и приносили победы Империуму. Хорус получил титул Воителя после кампании против империи орков на Улланоре. Решительное наступление Лунных Волков в тот день помогло одержать войскам Императора величайшую победу. После победы Император вновь отметил дар своего сына новым титулом — Воителя. Вспоминая тот день Хорусу казалось, что он был из прошлой жизни. Казалось это было так давно. И вот уже сидя в командном центре своих войск на Истване V, слушая крики преданных ему воинов в вокс-связь отмечавших свои успехи и неудачи, рассматривая тактические сводки сражения Хорус задумался о том времени, о своём титуле. Отец не раскрыл ему его значения, возможно он полагал, что Хорус должен сам понять его смысл. Воитель — под этим титулом было всё похоронено и рождено вновь. Все были преданны отец, сын, братья и простые солдаты, всё из-за этого титула. Первый среди равных, первый среди примархов и главнокомандующий сил Империума — вот что, как он думал когда-то, означает этот титул. Но слушая крики воинов убивающих своих братьев, видя ярость с которой столкнулись две стороны конфликта на Истване Хорус наконец понял истинный смысл этого титула, ведь он был прост — война. Вечная, яростная, безжалостная война вот, что означал его титул. Не могло быть в галактике двух Императоров и либо он им станет, либо будет похоронен под своим титулом в этой войне. Хорус задумался о своих братьях, которые не примкнули к нему и сражались с таким рвением на полях Иствана, о тех кто принял его сторону и осознал, что ему противостоят те кого он бы хотел видеть больше всего рядом с собой. Величайший организаторский и тактический талант Жиллимана, советы и ярость Сангвиния, верность Русса, и другие качества его братьев сражавшихся за Императора, так бы пригодились ему в этом походе. За ним идут лишь испорченные пороками братья. Обиженные, разочарованные, обозленные на своего отца сыновья. Они поддержали его и проливали свою кровь в этой войне и если таково решение судьбы Хорус пойдет с ними до конца, каким бы он не был. И эта битва была лишь началом долгого пути, который должен привести его к победе, ведь так сказали боги. И вот Хорусу сообщили о прибытии подкреплений лоялистов, прибытие тех кто должен был определить суждено ли Хорусу навязать борьбу за трон Императору или погибнуть на этой планете. Ведь кроме заявлений Лоргара у него ничего не был и те кто прибыл должны были доказать ему свою верность. Кровью своих братьев.

Предатели массово отступали. Даже Ангрон, неохотно, всё же отступал к командному штабу Хоруса. Во время всеобщего бегства Феррус, вдруг, заметил своего брата, которого искал всё это время. Фулгрим, вызывающе появившийся на вершине холма в окружении самых уродливых своих последователей, приветствовал его. Феррус бросился к нему ни о чём больше не думая, кроме мести. Мысли о том почему Фулгрим появился именно сейчас развеялись в его голове, при виде мерзавца и нахлынувшей ярости. Фулгрим предложил Феррусу сдаться, и ради их былой дружбы он приложит все свои усилия, что бы уговорить Хоруса его пощадить. Подобное предложение сбило с толку его брата, который думал, что предатель окончательно обезумел и не воспринимал реальность в которой они были окружены и находились на грани уничтожения. Фулгрим упрекнул брата в наивности. Неужели Хорус — величайший полководец Империума дал бы себя загнать в окружение на какой-то унылой планете. Фулгрим предложил Манусу обернуться и взглянуть, кто действительно будет уничтожен.

Гвардия Ворона и Саламандры отступали разрозненными колоннами на встречу прибывшим братьям. Воины постепенно перегруппировывались вокруг капитанов и несших знамёна рот сержантов. Раненых несли впереди для скорейшего оказания помощи, но на запросы о медицинской помощи союзники отвечали мрачным молчанием. Первая подошедшая группа Гвардии Ворона к Несущим Слово приветствовала братьев. Болтеры весели на магнитном зажиме, а мечи были деактивированы. Вышедший им навстречу капитан Несущих Слово поинтересовался у своего брата из Гвардии Ворона о ходе битвы. Воин девятнадцатого легиона поблагодарил их за помощь и сказал, что без их поддержки они могли и проиграть, предатели дрались очень яростно, восславив Лоргара и Несущих Слово он попросил их помочь раненым. Молчание в ответ разнесло холод по телу сына Коракса. Единственное, что он услышал от Несущего Слово — просьбу простить его. После этого началась резня.

В одно мгновение перевес предателей стал десятикратным. Хорус надеялся, что Феррус увлечёт за собой остальных братьев в приготовленную ловушку и не оставит им шансов на спасение, но Коракс и Вулкан сохранили хладнокровие и отступили. Феррус Манус обрек себя на смерть отправившись за Фулгримом. Феррус осознал это слишком поздно. На его глазах сотни тысяч орудий безнаказанно расстреливали его братьев и их легионы. Вулкан при виде столь немыслимого предательства в бессилии опустил руки, а в следующее мгновение исчез в огне огромного взрыва, множество трасс болтерного огня накрыли Коракса. Легионы Гвардии Ворона и Саламандр беспощадно истреблялись предателями. Любая другая армия, при виде такого предательства могла в отчаянии сдаться, но не космодесантники. Они были Адептус Астартес лучшие воины человечества. Легион Коракса, следуя своему кредо, стал искать пути отступления из безвыходного положения, но те кто добирался до кораблей расстреливались на взлете или в воздухе падая в бушевавшее внизу сражение на головы сражавшимся, причиняя больше вреда предателям, чем собственным братьям. Саламандры решили держать позиции укрепившись в центре долины, предложив Гвардии Ворона объединить усилия, но те отказались заявляя, что единственным выходом было отступление (несколько тысяч космодесантников из Гвардии Ворона отступая в последствии смогли спастись на прибывших с родного мира кораблях, в то время как оставшиеся защищаться Саламандры были уничтожены). Флот верных легионов на орбите был уничтожен подавляющим огнем кораблей предателей.

Феррус смотрел как убивали его братьев. Лишь смех Фулгрима привел его в себя. Предатель смеялся и говорил, что у него ещё есть шанс спастись приняв его предложение. Пусть верные сыновья Императора погибнут, но ни сейчас, ни через тысячи лет они не сдадутся, таковыми были последние слова сказанные Феррусом падшему брату, пусть будет так, сказал ему тот и начался поединок. Долго шёл бой братьев и начавшееся когда-то дружеское соперничество за право зваться лучшим, должно было закончиться здесь смертью одного из них, сражаясь оружием, которое они подарили друг другу затеяв этот спор. Сила хаоса подпитывала Фулгрима давая ему преимущество, но на каждый точный удар Феррус отвечал не менее болезненным. И получая их туман сковывающий так давно разум примарха Детей Императора начинал отступать возвращая ему трезвость сознания, а с ним и понимание ужаса происходящего. Но он пал слишком низко и уже не было пути наверх. И бессмысленно было говорить брату о том, что он не хотел этого, было слишком поздно. В коннце концов Фулгрим убил Ферруса. Сила с рождения заключенная в теле сына Императора вырвалась из Мануса и пыталась уничтожить падшего примарха, но хаос его защитил. В отчаянии Фулгрим заключил сделку с демоном в итоге полностью потеряв контроль над телом. Возвышавшееся над сражением существо больше не было примархом Детей Императора, то была тварь хаоса.   

Вскоре бойня у места высадки была окончена и Хорус решил выйти к своим войскам чтобы разделить с ними совместную победу. Лишь Кораксу с остатками Гвардии Ворона удалось вырваться и скрыться, но это не сильно заботило Хоруса, так как он был уверен, что не смотря на все таланты его брата бежать ему было некуда и рано или поздно они его схватят или убьют (позже Кораксу и его воинам удалось спастись благодаря прибывшему на помощь флоту легиона). Предатели из Адептус Механикус поспешно очистили равнину на которой было сражение и возвели высокий пьедестал, который заняли лидеры предателей. Примархи стояли близко друг к другу лишь Фулгрим стоял поодаль от братьев, словно сторонясь их, а Альфарий был в шлеме. Это событие напоминало триумф Уланнора, но если то событие было наполнено радостью и надеждой, то это походило на его искаженную копию в атмосфере которой было нечто тёмное. Славившийся своим красноречием Хорус произнес вдохновляющую речь перед войсками и поклялся идти до конца. Сотни тысяч глоток предателей приветствовали своих лидеров и нового императора Хоруса. После ликования предатели занялись сбором трофеев, разбитую техника лояльных легионов которую можно было починить присваивали и отправляли на ремонт. Когда сборы были окончены предатели выдвинулись в поход на Терру. Но не всех Хорус взял с собой. Зная, что наибольшую угрозу его планам представляют Ультрамарины он решил направить для их задержки легионы Ангрона и Лоргара, задачей которых стало разорение Ультрамара и возвращение к Хорусу до начала осады Терры. Дабы не допустить прибытия вовремя Тёмных Ангелов Хорус решил направить Повелителей Ночи, тем не менее Ночной Призрак пожелавший чтобы его легион поучаствовал в финальной битве оставил Хорусу несколько рот. Альфарию и Омегону была дана задача задержать возвращавшегося на Терру после кары Тысячи Сынов легиона Русса.   

В галактике начиналась эпоха Хаоса.   

Корабль примарха и флагман легиона — «Мстительный дух».   

Статус мира примарха в 40000 тысячелетии — уничтожен инквизицией.