ФЭНДОМ


Лемот Седиам Жюсте
Dod 129 juste
ДоменСцена
ПоложениеЕдинственный постоянный обитатель
РасаЧеловек
ПроисхождениеВероятно, Готическая Земля
КлассВолшебник (иллюзионист)
МировоззрениеChaotic Evil
Закрытие границИллюзии или стена непреодолимого страха

Лемот Седиам Жюсте (Lemot Sediam Juste) — тёмный владыка домена Сцена в сеттинге Ravenloft.

Описание Править

Лемот Седиам Жюсте — высокий (почти 2 м) и костлявый мужчина с неестественно бледной кожей, на которой в минуты волнения проступает нездоровый румянец. У него глубокие чёрные глаза, оказывающие гипнотизирующее воздействие. Жюсте обычно одет неопрятно, его одежда покрыта пятнами.

Большинство людей, которым доводится общаться с Жюсте, считают его неприятным человеком, но он безусловно обладает определенной долей персонального магнетизма. Фанатическая преданность Лемота театру производит впечатление не только на актёров, но и на зрителей. Однако со временем манеры Жюсте стали более грубыми — его приводит в бешенство невозможность покинуть театр.

Прошлое Править

Будучи ведущим актёром и сценаристом театра, Лемот Седиам Жюсте постоянно искал способы совершенствования своего искусства. Он хотел быть самым великим актёром мира, которому не было бы равных. Жюсте достиг огромных успехов в мелодрамах и комедиях, однако трагические роли ему не давались. Он перестал ставить трагедии, но актёры его театра начали выражать недовольство, не желая играть в одних лишь развлекательных пьесах. Жюсте заподозрил труппу в саботаже его творчества и решил наказать их. Он написал трагическую пьесу, в которой все персонажи погибали. Перед самой постановкой он заменил бутафорские орудия смерти на настоящие. Всё было готово к тому, чтобы его актёры сыграли самые убедительные «сцены смерти», какие только видел мир. Для того, чтобы никто заранее не заподозрил истинную смерть героев, Жюсте построил пьесу таким образом, чтобы тела не исчезали со сцены до самого конца представления. Когда спектакль начался, актёры один за другим умирали от кинжалов и яда. Занавес наконец опустился, в зале раздался гром аплодисментов — но Жюсте уже не было в театре. Он забаррикадировал театральные двери и поджёг здание. Прячась в тёмной аллее, Жюсте с удовлетворением слышал крики жертв огня, но когда на место преступления прибыла полиция, Жюсте решил, что пришло время бежать. Он кинулся прочь и скрылся в заполнившем аллею тумане.

Пройдя совсем немного, Жюсте оказался перед дверьми театра, из внутренних помещений которого доносились реплики актёров, играющих какую-то пьесу. Жюсте осторожно вошёл внутрь, стал наблюдать за представлением и сам не заметил, как погрузился в глубокий сон. Когда безумный сценарист пробудился, театр был полностью пуст. Довольно скоро Лемот понял, что театр состоит из сцены, зрительских мест и небольшого кабинета, предназначенного для работы сценариста, но не имеет никаких подсобных помещений, необходимых театру. Когда Жюсте пытался покинуть здание, он каждый раз убеждался в том, что за дверью нет ничего, кроме клубящейся туманной пелены. Даже секунды пребывания в тумане наполняли его разум невыразимым ужасом, и он не мог сделать ни шагу вперёд.

Чтобы преодолеть чувство печали и скуки, Жюсте сел за стол и начал писать. После того, как он поднял глаза от бумаги, окружающее пространство невероятно изменилось. Теперь вокруг сценариста простирался мрачный лес, наполненный волчьим воем. Жюсте кинулся бежать, но обнаружил себя посреди сцены, окружённый декорациями, похожими на лес, из которого он только что бежал. С ужасом он понял, что именно такое описание зловещей природы написал только что. Чтобы проверить свою догадку, Жюсте вновь вернулся к столу и начал работу над новым отрывком. Как он и заподозрил, фантазии, вышедшие из-под его пера, немедленно воплощались в реальность. Однако теперь Жюсте воспринимал их не как деталь объективного мира, а как декорации. Тогда Лемот написал пьесу о мрачной крепости и призраках. Но для постановки ему были нужны актёры, а для признания его таланта — публика. Чтобы заманить в театр и тех, и других, Жюсте сделал завлекательные афиши и поместил их перед входом в свой театр.

Настоящее Править

Жюсте умеет создавать действительно превосходные пьесы, и его постановки очень часто привлекают внимание публики. Однако он приходит в ярость, если неумелые актеры или невнимательная публика нарушают ход действия спектакля. В том случае, если постановка оказывается сорвана, Жюсте не дает никому покинуть театр живым. Поскольку театр не может быть окончательно разрушен, Лемот закрывает здание и поджигает его. Несмотря на то, что Жюсте может чувствовать боль от огня, он сам не может умереть от пожара. Если же постановка увенчалась успехом, то зрители без осложнений покидают стены театра, однако не всегда возвращаются в те же самые места, откуда они вошли в пределы Сцены. В некоторых случаях они попадают в новые, неизвестные им земли в Туманах.

Жюсте нуждается в других людях для того, чтобы разделить с ними успех своей постановки. Однако даже в случае самого громкого триумфа, Лемот не верит в свои творения, не ощущает в них внутренней жизни. Осознав неверие в собственные силы, сценарист стал писать лишь общие наброски, и подобное отступления от всего предшествующего опыта ещё больнее ранит его.

Способности Править

Игромеханически в системе AD&D Жюсте — хаотично-злой человек, иллюзионист 3 уровня. В системе D&D 3 Жюсте и домен Сцена не описаны.

Когда Жюсте желает закрыть границы своего домена, он описывает на бумаге иллюзию, которая поднимается перед взглядом людей, пытающихся убраться из Сцены. В большинстве случаев Жюсте создает для беглецов обычную ловушку, связанную с искажениями пути. Иногда Лемот создает чудовище, обладающее столь могущественными способностями, что беглецы не могут ему ничего противопоставить. При этом кошмарное создание не будет убивать персонажей, а просто заставит их отступить обратно к театральному зданию. И наконец, Жюсте может окружить здание театра стеной страха, которую никто не в силах преодолеть.

Если Жюсте будет убит, его тело сливается со зданием театра, и через день он оживает. Единственный способ уничтожить его окончательно — сжечь театр, когда тело Жюсте слито с ним.

Литература Править