ФЭНДОМ


Ratkin forms

Три формы крысолюдей в Мире Тьмы.

Крыса-оборотень, также веркрыса и, иногда, крысолак (Wererat) — разновидность оборотней в фентези, одна из форм «второго ряда»: редкая на фоне вервольфов, но обычно входящая в стабильный набор разных зверей-оборотней, если в мире имеются разнообразные породы «перевёртышей». Как правило, крысам-оборотням приписывается набор связанных с крысой черт — то есть нетипичная для оборотней цивилизованность, трусоватость и скорее подлость, чем агрессивность.

В некоторых сеттингах образ крысочеловека занят другими существами, имеющими схожие черты, но не являющихся оборотнями в строгом смысле этого слова — примером может служить Warhammer Fantasy со скейвенами.

Крысы-оборотни в D&D и Pathfinder Править

В сеттинге Грейхок в 1975 впервые в D&D появилось описание «человекокрыс» (rat man), название которых после сменилось на веркрыс.

В AD&D веркрысы описаны в Monster Manual. В журнале Dragon номер 24 крысы-оборотни были описаны как возможный выбор для персонажа игрока.

В AD&D 2 веркрысы описаны в Monstrous Manual. Согласно этому описанию, веркрысы — трусливые создания, обитающие в людских городах стаями (и старающиеся никогда не оставаться в одиночестве, кроме случаев когда они заманивают очередную жертву в ловушку или когда они изгнаны стаей). Они могут принимать облик человека (обычно невысокого, щуплого и с некоторыми крысоподобными чертами вроде дёргающегося при волнении носа или крысиных усов у мужчин). Два других их облика — гигантская крыса и гуманоидная человекокрыса с хвостом и звериной головой. В форме крысы и человекокрысы оборотни поражаются только серебряным оружием. В любом облике крысы-оборотни разносят ликантропию, а также притягивают крыс и мышей, которые их часто сопровождают. Любая крыса-оборотень обладает мистической связью с гигантскими крысами: она может призвать некоторое их количество (2d6 в AD&D 2) и управлять ими, отдавая приказы.

Крысолаки крадут все вещи, которые считают ценными, но предпочитают не защищать свои логова — вещи проще украсть снова, чем рисковать своей жизнью, обороняя. Людей, которых они заманивают в ловушки, веркрысы грабят, после чего съедают или требуют за них выкуп, если жертва может его обеспечить.

Крысооборотни могут иметь детей с людьми, предпочитая это, потому что, подозрительные по природе, они не доверяют своим собратьям по виду. Потомки крысооборотня-мужчины и людской женщины не наследуют способности оборачиваться, но потомки крысооборотня-женщины и человека-мужчины являются полноценными веркрысами. Крысооборотни рождаются в облике гигантской крысы с лапами, похожими на человеческие руки. К двум годам они получают способность превращаться (имея в этом облике вид примерно шестилетнего ребёнка). Другой способ прироста численности веркрыс — заражение людей ликантропией.

В журнале Dragon 62 описан (как монстр) лорд-веркрыса (wererat lord) — игромеханически чуть более мощная версия крысы-оборотня, основная сила которой — способность развиваться в классе персонажа. Это, в сочетании с долгожительством (в отличие от обычных веркрыс, живущих меньше людей, лорды-веркрысы могут доживать до двухсот лет) делает лордов-веркрыс почитаемыми как боги в стаях обычных крысооборотней, даже несмотря на разницу в мировоззрении: обычные крысолаки тяготеют к законопослушно-злому, в то время как лорды — к хаотично-злому.

В этой же редакции веркрысы получили собственное божество, описанное в Monster MythologyСквиррика.

Версия из «не А» D&D (Dungeons&Dragons Basic Set и, позже, Rules Cyclopedia) формально была независимой, но выросла из того же корня. В этой линейке персонажи-оборотни удостоились особого дополненияNight Howlers, где в числе десяти типов оборотней имелись и веркрысы (точнее, особая разновидность — greater wererat). В числе существенных отличий (помимо собственно детальных правил по жизни оборотней, вроде спасброска на сохранение мировоззрения при превращении) стоит упомянуть тот факт, что крысооборотни этого варианта сохраняли стойкость к непосеребрённому оружию даже в человеческом облике.

В D&D 3 веркрысы несколько поменяли свои качества — во-первых, ликантропию они стали разносить только в крысином и гибридном облике, во-вторых способность контролировать крыс сильно ослабла, превратившись в бонус к проверкам харизмы в отношении крыс и гигантских крыс (фактически, делая для крысолаков более лёгкой дрессировку крыс — и только). Как и прочие оборотни, веркрысы были описаны в редакциях 3.x как шаблон существа. Также веркрысы в 3.x разносят немагическую заразу (что весьма логично). Любовь веркрыс к лёгкому клинковому оружию в D&D 3.5 была поддержана бонусным фитом, позволяющим атаковать от ловкости вместо силы. В Pathfinder в этом смысле поступили более радикально, сделав существо-основу для шаблона веркрысы вором второго уровня.

В D&D 4 веркрысы ожидаемо были описаны как монстры-застрельщики. Их способности по управлению крысами были перенесены во флаффовую часть описания, а из игромеханических новшеств редакции стало изменение механизма неуязвимости для простого оружия — вместо сложностей с поражением простым клинком, веркрысы D&D 4 обрели регенерацию, которая не работала на следующий раунд после поражения серебряным оружием. Веркрысы в этой редакции были также объявлены одними из предков оборотцев.

В Monster Manual D&D 5 описание веркрыс весьма сжато; в новом варианте их общества окончательно слились с воровскими гильдиями, и было сказано, что одиночек веркрысы обычно преследуют и уничтожают.

Крысы-оборотни в Мире Тьмы Править

В линейке оборотней старого Мира Тьмы рэткины (ratkin) — разновидность детей Гайи, оборотни-крысы, задачей которых было поддержание численности человечества на нужном уровне. Как и прочие не-гару они пострадали в Войне гнева, но относительно быстро восстановили свою численность. Отчасти из-за утраты бардов — аналога галлиардов у гару, отчасти из-за тесного контакта с человечеством, рэткины воспринимают Weaver-а столь же искажённым началом, как Wyrm-а. Это, а также память о Войне гнева, делает их весьма осторожными в отношении Гару, контакта с которыми они, в основном, избегают.

Рэткины Мира Тьмы тяготеют к существованию среди отбросов человеческого общества, воспринимая людей скорее как враждебный вид, нужный только для размножения (как и прочие оборотни, они нуждаются в людях и существах своего «животного» вида). Дары pэткинов тематически тяготеют к разнообразной заразе и порче. Сами рэткины иммунны к болезням, а кровь их ядовита (что, к примеру, делает их непригодными в роли жертв вампиров).