ФЭНДОМ


Ролевая игра «Берсерк»

Берсерк

Лаар

Лаар: карта мира

Летопись Лаара
после Катаклизма

Тёмные времена настали в пятнадцатый год после Катаклизма. И ранее хаживали на нас тьмы полчищ, бывали и громы, и молнии, и обрушенье небес огненное, но мы, служители Святой Церкви, выстояли, ибо крепка вера наша! Не то творится ныне — множатся ереси и напасти скверные…

Обкусанное перо медленно ползет по бумаге. Молодой писарь старается, сопит, высунув язык в пятнах чернил.

Ползет по Лаару, тянет бледные щупальца промозглый ядовитый туман — новая напасть многострадальных земель наших. Но не он один смертию грозит нам, грешным. Ибо новая армия Тьмы уже поднимает свои богопротивные знамена, и гремят барабаны, обтянутые человеческой кожей, призывая чудовищных порождений мрака в ряды гнусного воинства, покарай его Сеггер! О небесный отец наш, где же те герои, что вновь остановят врага? Некому повторить битву при Канор-Вейне! Нам остается только молиться и со смирением принять судьбу, уготованную нам всевышним.

Ведь не можем же мы сражаться с ползучей блекло-серой немочью, что касанием обращает противника в часть себя. Меч разрубит туманную плеть — но не нанесет раны. Зато одно леденящее прикосновение — и воин обречен.

Проблеск надежды мелькнул, когда спустились с небес крылатые воители света. Но ни один ангел не внял нашим призывам. Посланники неба остались безразличными к мольбам смертных. Воистину, неисповедимы пути Сеггера! Отчаянье поселяется в душах верующих, гложет и терзает… И лишь то сеет искры надежды в души верующих, что ангелы, как кажется, стремятся к тому же, что и церковь наша, истинная, а именно искоренение чумы, уничтожение тумана, искупление кары богов.

Что ждет нас в будущем? Ведь нам не устоять под двойным натиском: туман и тьма сокрушат нас словно безжалостные каменные жернова зла.

Делать нечего, и воины точат мечи и острят наконечники стрел в преддверии своей последней схватки, а жрецы возносят молитвы и читают пастве последние проповеди. И каждый, от кардинала до приходского священника, вкладывает в произнесенные с амвона слова всю ярость обреченных, весь гнев. Всю душу… ибо нам не устоять.

Перо торопливо ползет по бумаге, скрипит, оставляет кляксы…

Мы готовились быть втоптанными в кровавую пыль, погибнуть с честью и славой в Великой Степи и на стенах городов, лечь костьми — на свою землю, не отступив, но и не сдавшись. Но благодарение Сеггеру! Одно из двух зол обрело имя!

В глухих трясинах Исхара, куда был послан отряд святых братьев, несущих хоругви и мощи погибших за веру — самые сильные обереги и амулеты Сеггера — они столкнулись с настоящим злом. Помимо смертоносного тумана, выхватывавшего одного бойца за другим из рядов смелых, отряд столкнулся с шагатом Келема, известного своей гибельной силой Пророка тумана. Шагат состоял из зловещих порождений тумана — изломанных и искаженных чудовищ и мертвецов. Эта битва воистину напомнила о пришествии последнего часа! И пусть полегли почти все святые братья, но горстке удалось уйти, захватив, пусть не самого Келема, но другого адепта жуткой чумы.

И теперь мы знаем, гнев каких богов поразил Лаар! Захваченный в плен Пророк Тумана не вынес пыток, и голова бледной туманной змеи ныне не скроется от карающего меча и очищающего пламени. Грядет битва — изгнанница из чужих миров, что решила превратить Лаар в неиссякаемый источник собственной силы, падет.

Кианна падет. Падет и Келем, пророк ея. Я, Келестиан, сказал.